FORGOT YOUR DETAILS?

Александр Аврамов: «Мы будем развивать те области, где отсутствует качественное творческое образование»

by / Monday, 12 March 2012 / Published in Интервью

Александр Аврамов – человек, который создал в России учебное заведение международного уровня в то время, когда все говорят о развале и деградации российского образования. Британская Высшая Школа Дизайна (БВШД) была основана в 2003 году и скоро отметит свое десятилетие. Сейчас выпускники и студенты БВШД востребованы в России и за рубежом, и, что еще важнее, теперь творческие люди в России могут получать отличное образование и быть уверенными в том, что всегда найдут хорошую работу.

Не желая мириться с низким качеством образования для творческих индустрий, Александр Аврамов планирует и далее создавать в Москве ВУЗы международного уровня. В интервью главному редактору портала Как сделать презентацию Вере Ковалевой он рассказал о том, как создал БВШД, из каких составляющих складывается успешная бизнес-модель ВУЗа и как должно осуществляться управление академическим качеством образования.

ЧАСТЬ I. ОБРАЗОВАНИЕ В БВШД

В чем заключаются уникальные конкурентные преимущества Британской Высшей Школы Дизайна?

Наше конкурентное преимущество складывается из четырех элементов.

Первый элемент – это качество учебных программ. В БВШД аккредитованы британские учебные программы бакалавриата, которые построены на эффективных международных моделях подготовки творческих специалистов с высоким уровнем качественного и количественного содержания. Также мы обеспечиваем преподавание российских программ различного уровня, которые очень хорошо построены, смоделированы и внедрены. Мы стараемся сделать все наши программы максимально эффективными с точки зрения динамики личностного и профессионального роста студента от начала обучения до конца. То, что наши выпускники востребованы на рынке труда, говорит об эффективности программ.

Второй элемент – это уровень преподавателей. Мы всегда стремимся сотрудничать с качественно подготовленными, наиболее профессиональными специалистами, добившимися определенных весомых успехов в своей профессии. Они могут приходить как гостевые спикеры и вести отдельные дисциплины в рамках больших программ. Или же это могут быть западные преподаватели, работающие на полной ставке, которых мы ищем по всему миру и приглашаем в Москву.

Также это могут быть люди, которые добились успехов в индустрии, например, получили какое-то образование, в том числе и в сфере образования, и стали преподавать в той области, где достигли определенных результатов. В любом случае, делается ставка на то, чтобы привлечь наиболее качественно подготовленных, активных, амбициозных и талантливых людей для преподавания.

Третий элемент – это качество ресурсов. Речь идет о предоставлении сервисов максимально высокого уровня, начиная от высококлассно оборудованных мастерских, беспроводного Интернета, объемной библиотеки, технических ресурсов и заканчивая наличием кафе и парковки. Это весь спектр технических, технологических, информационных и управленческих ресурсов, которые работают на создание образовательной среды для студентов.

Высокий уровень сервиса обеспечивается и качеством управленческого аппарата, который посредством коммуникаций со студентами и преподавателями позволяет снизить количество проблем и неудобств, связанных с расписанием, распределением аудиторий, с организацией учебного процесса. Все эти ресурсы для нас важны, и мы стараемся инвестировать силы и средства в то, чтобы они были на должном уровне.

Четвертый элемент – это связи с индустрией. У нас этому уделяется огромное значение. Связи с индустрией присутствуют на всех уровнях: начиная от личных связей преподавателей с индустрией, откуда они часто приходят, до администрации индустрии на различных уровнях – от топовых проектов, которые инициируются сверху, до мини-стыковок в плане трудоустройства, практик, проектов, мастер-классов, которые постоянно у нас проходят. Далее идет сегментация на более мелкие уровни: отдельные направления индустрии рынка – от различных видов дизайна до арт-рынка, рынка компьютерной графики и т.д.

Какое в БВШД процентное соотношение теории и практики?

Сложно сравнивать разные программы, в процентном отношении здесь все очень индивидуально. Тем более, при обучении творческим дисциплинам обычным делом является постоянный переход от изучения теории к выполнению практических проектов и наоборот, и все это может быть в пределах одного занятия! Здесь очень много практики и подкрепляющей ее теории.

Модули внутри каждой учебной программы достаточно сильно взаимодействуют между собой и могут сочетать различные формы классной и внеклассной работы. Это проектная работа, лекции, семинары, практические модули, самостоятельная работа, групповые и индивидуальные консультации и т.д. В процентном отношении здесь все очень индивидуально.

Нам нужны больше инструменталисты-практики или идеологи?

Нужны и те, и те, точнее, в идеале молодой специалист, вышедший из стен университета, должен развить и научиться совмещать в себе эти стороны. Каждый человек в любом случае должен задумываться, что он делает, для чего он делает и что будет дальше – это определяет вектор его развития.

В стратегии учебных заведений это, безусловно, должно учитываться, но если мы будем готовить только идеологов, бежать вперед паровоза, то мы рискуем, что наши выпускники и их знания останутся невостребованными. Без практических навыков и понимания особенностей своей будущей профессии найти точку приложения своего таланта будет крайне сложно.

Но, безусловно, способность мыслить глобально – это задача любого нормального ВУЗа, потому что даже если ты даешь чисто практические навыки, ты должен также развивать человека личностно, в плане его становления как личности. И это – вызов преподавателям, тем программам, которые создаются и существуют в ВУЗе. Неважно, о какой программе и специальности идет речь – в любом месте людей надо учить думать независимо, критически, закладывать в них желание познания окружающей действительности и постоянного самообучения.

Что касается технологий, сейчас ученики будут работать в той концепции, которая существует в нашей стране, при этом постоянно развиваясь, трансформируя себя, свое дело и рынок. То есть вопрос не в том уровне, на котором мы учим, а в способности к саморазвитию человека. Тогда он всегда сможет оставаться актуальным в плане профессионального уровня.

Как в БВШД происходит оценка академического качества образования?

Качество образования определяется уровнем учебных программ. Важно, как эти программы разработаны, написаны, структурированы, как они учитывают реалии профессионального рынка и профессиональной среды вокруг института. Это делается для того, чтобы ученик был максимально подготовлен к последующей карьере в его области специализации, чтобы он был востребован на рынке труда. Качественная программа направлена на то, чтобы ученик за определенный срок нарастил определенные навыки, получил очень большой багаж знаний, поменялся профессионально и вырос личностно.

Также в систему академического качества входят основные принципы отбора и найма специалистов на преподавательские позиции, в том числе косвенно на менеджерские позиции. Туда же входят специальные обучающие программы, стимулирующие и мотивирующие преподавателей расти как в профессиональном плане (в той профессии, в которой они специализируются), так и в плане развития чисто преподавательских навыков и всего, что с этим связано – от кругозора до каких-то практических навыков.

Например, это может быть поездка на конференцию, выступление или просто знакомство с новыми творческими практиками. Или изучение английского языка для русскоязычных преподавателей, которые хотели бы преподавать на британских программах. Школа может помочь им оплатить повышение уровня языка, чтобы они чувствовали себя более свободно, изъясняясь на английском языке.

Это может быть знакомство с новыми практиками в плане преподавания, участие в каких-то событиях. Это тоже заложено в понятие академическое качество, потому что позволяет планировать профессиональный рост преподавателей. В основном это направлено на программы британского высшего образования, но множество элементов этой системы используется и на программах российского образования.

Как в БВШД осуществляется контроль качества образования?

Проводятся периодические встречи по отдельным курсам, когда два-три-четыре раза в год собираются представители студентов, куратор курса и все его преподаватели, а также представители различных отделов администрации и по определенному регламенту коммуницируют, обсуждают ситуацию на данном курсе. Цель таких встреч – выявить проблемы, наметить план их решения, поделиться достижениями и просто учесть различные точки зрения, для того чтобы раз за разом улучшать работу курса.

Также есть различные механизмы для объективной оценки достижений студентов со стороны. Так, помимо оценки знаний студента преподавателями Школы существуют механизмы привлечения внешних экзаменаторов, которые в нашем случае приезжают из Великобритании и не относятся ни к нашему партнерскому ВУЗу, ни к нам. Они работают в других университетах, совершенно независимых, и дают нам объективную оценку того, насколько те баллы и достижения, которые составляются по мнению наших преподавателей, и достигнутый уровень наших студентов соответствуют стандартам программы. Если у них возникают какие-то вопросы или сомнения в том, что оценка была сделана объективно и профессионально, они имеют право организовать пересмотр.

На британских программах существует практика проведения дважды в год экзаменационных советов. На программах российского образования это различные работы, дипломные семестровые просмотры и дипломные защиты, где привлекается большое количество внешних экспертов и, как правило, представителей индустрии. Также проводятся анонимные опросы студентов, которые дают анонимную оценку уровня преподавателей, ресурсов и сервисов Школы. В этих опросах студенты также дают свои комментарии и рекомендации.

ЧАСТЬ II. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Вы основали Британскую Высшую Школу Дизайна, будучи движимы какой идей?

Мною двигало желание изменить ту печальную ситуацию, которая присутствовала на тот момент на рынке дизайна и, в частности, на рынке дизайн-образования. Я варился, работал в этом секторе, который представлял дизайнерские услуги, интернет-технологии, медиа-технологии, частично рекламу и брендинговые услуги. Я видел все проблемы изнутри и понимал, что рынок задыхается от нехватки качественных специалистов – при том, что на Западе было, и сейчас есть, множество таких специалистов, а система их подготовки существует давно.

На тот момент Россия уже вошла на полных парусах в рыночную экономику, пришли международные бизнесы, стали появляться достаточно крупные российские компании, нефть начала дорожать. Это конец девяностых – начало двухтысячных. То есть деньги были, но некому было создавать качественный творческий продукт – от рекламы до дизайна. В дизайне, креативе и в рекламе была очень печальная непростая ситуация.

И понятно, что все это идет от отсутствия нормальной системы образования, потому что государственные ВУЗы и сейчас не могут нормально перестроиться, а лет десять назад и подавно. Там была совершенно другая система подготовки, чересчур академическая, консервативная и во многом безнадежно устаревшая – в первую очередь художников, но не дизайнеров. А частных инициатив тогда практически не было, да и сейчас не особо много.

Соответственно, все было очень плохо в индустрии – и отсутствие кадров, и недостаток профессионалов. Как следствие, рынок страдал от отсутствия нормальной подготовки дизайнеров, фотографов, иллюстраторов, специалистов по компьютерной графике и представителей других смежных профессий.

Захотелось этот пробел заполнить. Было очевидно, что образование должно строиться на западных моделях. Я занялся поиском партнера, которым стал University of Hertfordshire, потом пошло уже дальнейшее развитие, разработка программ, открытие факультетов, на них – новых специальностей. Постепенно начали закрывать те ниши, где ощущался наиболее острый дефицит кадров. А тогда он ощущался во всем.

Сейчас, в том числе и благодаря нам, эта ситуация серьезно улучшается, но все равно остается огромное количество ниш, которые до сих пор вообще никак не заполнены, и многим людям попросту негде получить качественное образование по многим направлениям в очень многих областях.

Планируете ли вы открывать филиалы в других городах России?

Нет, потому что будет сложно управлять качеством, которое складывается из огромного количества факторов, завязанных на окружающую среду. В Москве, по крайней мере, есть индустрия, люди, кипит культурная жизнь, с которой можно работать. Индустрия вообще, работая в данной географической точке, делает что-то качественное в плане образования. И сюда со всей страны едут люди, чтобы получить образование.

Удаленно практически невозможно контролировать вопрос качества. Процесс формирования культуры ВУЗа очень длительный и требует пристального внимания, гигантских временных и интеллектуальных затрат, чтобы все это сформировывалось, развивалось и двигалось в нужном направлении. Нужны предпосылки вроде более-менее сформировавшегося рынка в том или ином городе, в виде достаточного количества людей, которые могут преподавать, готовы учиться и т.д.

Поскольку достаточного количества людей, которые могут преподавать, мало даже в Москве, то встает вопрос об их обучении, развитии, передаче опыта, профессионального уровня уже изначально. В Москве худо-бедно есть индустрия, подготовленные люди, кипит культурная жизнь. В этом плане в Москве здесь условия более благоприятные, чем в остальных городах, даже в Петербурге. Но даже если условия более-менее благоприятные, то все равно надо там физически быть, чтобы что-то построить.

Я был бы рад, если бы нашлись партнеры, которые могли бы что-то сделать в регионах, могли бы сказать, что они все знают, что они со мной на одной волне и будут все делать так, как надо. Но таких людей, которые глубоко понимают проблематику, могли бы работать в сфере управления современным творческим учебным заведением и обладают нужным уровнем компетенций, в России я не видел.

То есть вижу, конечно – многие из них работают с нами, но здесь нужно нечто большее: опыт управления, наличие лидерских и стратегических качеств, умение управляться с финансами, маркетингом, кадрами, с промоушеном, с маркетингом. В общем, со всеми аспектами управления компанией. И помимо этого надо очень глубоко разбираться в современном международном образовании с массой международных примеров. Я себя реплицировать не могу, больше это делать некому.

Интерьеры Британской Высшей Школы Дизайна кардинально отличаются в лучшую сторону от интерьеров многих других российских ВУЗов. Когда визуальная культура отечественных ВУЗов станет немного выше и приблизится к западным стандартам?

Сейчас у многих нет стимулов или просто желания для того, чтобы меняться, потому что государственные ВУЗы существуют в неконкурентной среде. Мы дизайнеры, у нашей команды высокая визуальная культура, поэтому мы уделяем большое внимание созданию комфортных условий в Школе с помощью качественной архитектуры и дизайна. А другие – например, экономисты, может быть, просто об этом не думают или не готовы потратить чуть больше денег и получить лучший, качественно иной результат.

Конечно, еще стоит проблема вкуса руководства ВУЗа и в целом населения. Можно покрыть все гранитом, сделать холл из мрамора, жуткие скользкие гранитные полы серого цвета или зеленого, все будет «бохато», но все будет очень скучно, безвкусно, вылизано, дорого и без души, ну и что с этим сделать? Или же деньги идут на что угодно, только не на создание комфортных условий для своих же студентов и преподавателей.

До дизайна многим еще простейшие бытовые вопросы надо научиться решать – я пару лет назад приезжал на дипломные защиты в Строгановку, так там в туалете нет ни горячей воды, ни сушилки, ни бумаги, ни мыла, а ремонт, по всей видимости, делали в последний раз при Советском Союзе. Сразу вспоминается известное изречение про разруху в головах. Может, у них денег нет? Так ведь стоимость на платных программах обучения сравнима с нашей. Конечно, это должно меняться.

БВШД представляет собой островок очень высокой визуальной культуры, но во многих наших отраслях такая культура отсутствует как класс. Вы осуществляете какую-то мессианскую функцию пропаганды того, что мы должны делать все красиво во всех сферах бизнеса?

Пропагандировать хороший вкус – это задача наших студентов, выпускников. Лучший способ пропаганды – просто делать хорошо свою работу, а наша работа – улучшать качество образования и делать максимально широкие карьерные возможности для выпускников, постоянно улучшая качество образования. Визуальная культура должна улучшаться благодаря нашим маленьким усилиям, нашим преподавателям, нашим выпускникам.

Учебное заведение должно хорошо учить, а профессионал должен хорошо работать. Когда все это будет взаимодействовать, и каждая сторона будет хорошо делать свою работу, то визуальная культура неизбежно улучшится, и благодаря совместным усилиям что-то может получиться. Конечно, при условии, что индустрия будет помещена в более-менее благоприятную макроэкономическую и политическую ситуацию. Потому что мы можем говорить хорошие слова, какие все молодцы и как хорошо работают, но если цены на нефть упадут, то все. То есть все мы – творческий сектор, – равно как и любой другой, зависим и от глобальной ситуации, в которой находится страна.

Ваше мнение относительно российского рынка образования?

Российское образование оставляет желать много лучшего. Все, что существует здесь нормального – это исключения. Конечно, есть хорошие государственные ВУЗы, в основном экономической формации, которые нормально работают. Есть частные инициативы – школы, организации, которые изначально нормально управляются и работают на более высоком рынке, но в целом, в творческой индустрии образование – это полный ужас.

Как вы планируете восполнять пробелы в образовании для творческой индустрии?

Открывать новые специальности в тех областях, где качественного образования по-прежнему нет. У нас уже три года назад заработала Школа компьютерной графики Scream School, которая фокусируется на обучении специальностям, связанным с компьютерной графикой и визуальными эффектами. У них есть специальности Анимация, Визуальные эффекты для кино, Продакшн и Постпродакшен для киноиндустрии, Промоушн, Motion-Дизайн, Архитектурная визуализация, Разработка компьютерных игр – то есть достаточно актуальные и востребованные специальности.

Мы в этом году и в следующем открываем три новых Школы – это Школа Архитектуры, Московская Школа Кино и Школа Музыки.

Во всех этих областях либо просто отсутствует какое-то качественное образование, либо существующие заведения не дотягивают до нужного уровня качества, либо фокусируются на традиционных классических моделях безальтернативно. То есть оно существует на словах, но это исключительно благодаря провайдерам, т.е. таким ВУЗам, которые давно остановились в своем качественном развитии.

Например, в музыкальном образовании есть классические Гнесинка и Московская консерватория, и если вы хотите стать классическим пианистом или дирижером международного класса, то вам, возможно, стоит идти туда. А если вы хотите быть соул-певицей, сочинять электронную музыку или создать свой рок-бэнд и стать новым Джоном бон Джови или Мумий Троллем, то боюсь, что выбора у вас нет вообще никакого, кроме самообразования.

Какие у вас планы развития на ближайшие 10 лет?

Мы будем развивать те области, где отсутствует качественное творческое образование, где отсутствует альтернатива устаревшим классическим постсоветским моделям в творческом образовании.

А потом и не только в творческом?

Не знаю, мне пока интересны только творческие специальности, творческие индустрии, это же огромный спектр. И дизайн, и искусство, и музыка, фотография, кино, перфомансы, театр. Там огромное количество дисциплин, и в каждой из них есть какие-то дополнительные уровни, более узкие специализации, и наша задача – сделать такой многопрофильный университет, который объединял бы эти направления и восполнял нехватку специалистов высокого класса по тем или иным специальностям.

Причем принципы развития творческих личностей, творческих профессионалов будут на 99% те же самые, будут совпадать даже для разных направлений. Отличаются только детали. ДНК у всех этих творческих профессий на 99% общая. Один процент только делает разницу между тем, чтобы быть успешным в fashion-дизайне или быть успешным в киноиндустрии.

Спасибо большое, Александр.

Беседовала: Вера Ковалева, главный редактор портала Как сделать презентацию


TOP