FORGOT YOUR DETAILS?

Василий Лебедев, RedKeds: «Сопереживание позволяет лучше презентовать любые идеи и превращать их в драму»

by / Monday, 27 August 2012 / Published in Интервью

Василий Лебедев, RedKeds: «Сопереживание позволяет лучше презентовать любые идеи и превращать их в драму»

Василий Лебедев – один из руководителей креативного агентства RedKeds и основатель курсов для обучения digital-дисциплинам ИКРА. Василий рассказывает о своем видении подготовки молодых digital-специалистов, парадигме эффективного образования и своем опыте создания презентаций в интервью главному редактору портала Как сделать презентацию Вере Ковалевой.

– Расскажите об образовательном проекте ИКРА.

– Над проектом ИКРА мы начали работать в 2008 году. Мы разработали программу подготовки специалистов в области интерактивных коммуникаций, а именно в digital-маркетинге. Мы с самого начала поняли, что на рынке есть большая проблема с кадрами. Мы не нашли такого места, где готовили бы нужных нам людей, а это digital-стратеги, web-продюсеры, арт-директора, креаторы и копирайтеры. Этим профессиям всего лет 7, максимум 10. Это настолько молодые профессии, что для них еще не успела сформироваться фундаментальная образовательная база.

Мы сделали курсы ИКРА и стали готовить специалистов, которые нам нужны. И оказалось, что они нужны не только нам, но и всему остальному рынку. У ИКРы есть несколько особенностей, которые, наверное, делают ее уникальной по отношению к другим курсам. Особенность номер 1: мы не боимся меняться, т.е. у нас все время каждый новый курс или интенсив – это уникальная программа. Мы все время пробуем новое, оттачиваем мастерство и цельность методологии, чтобы она была постоянно актуальна.

Прелесть ИКРы в том, что все преподаватели – практикующие специалисты и они ищут себе на работу людей. В каждом из блоков приходят преподавать генеральные директора, креативные и технические директора, которые ищут людей с горящими глазами – тех, кто действительно хочет работать в digital. ИКРА – это большое сообщество digital-специалистов, куда входят новички, профессионалы и настоящие мастодонты. Это такое варево, в которое ты попадаешь и тебя начинает захлестывать. Ты с кем-то знакомишься, у тебя появляется команда, куратор группы, знакомства с клиентами, так как ты делаешь спонсорский проект.

Все проекты на ИКРЕ – реальные. Например, это проекты для Unilever, Heineken, Panasonic и других компаний. Например, мне нужно продвинуть свой конкурс фотографии, сделать рекламу акции или промо-компанию под УЕФА чемпионат. Ребята все это делают, придумывают рекламную концепцию, проходят этапы погружения во все роли: сначала они стратеги, потом – креатив, потом – продюсеры, потом – дизайнеры. В результате они понимают, что они вообще хотят делать по жизни.

– За какой период это все происходит?

– Основная ИКРА занимает 4 месяца. Также есть level-up – двухмесячный специализированный курс по тому или иному направлению. Например, двухмесячный level-up на стратега, на креатора или на продюсера. Это означает, что студент два месяца решает боевые задачи по профилю одной из данных профессий. Каждый level-up – это профессия, заточка супер-героя. Обычно на level-up группы от 10 до 15 человек.

– Какое соотношение теории и практики на основном курсе?

– Соотношение 50 на 50.

– Как вы измеряете процент усвояемости материала?

– Есть несколько эшелонов проверок. Во-первых, в конце каждого блока у нас есть зачеты. Также раз в две недели проходит тестирование по материалу по разным темам. В-третьих, студенты готовят дипломный проект для спонсора. На дипломе очень хорошо видно, что они сумели освоить, что поняли из пройденного материала, а что нет.

Диплом показывает итоговый результат усвоения материала. Около 40% дипломов берут в работу, т.е. на основе них делаются реальные проекты. Кроме того, показатель успешности окончания курса – это приглашение на работу. До 70% студентов ИКРЫ трудоустраиваются еще до окончания курсов.

– Что для вас самое сложное в образовании?

– Всегда по-разному. В этом году я понял, что самое сложное – это научить студентов работать в команде и нести ответственность за эту работу. Знания приходят тогда, когда у человека есть любопытство, ответственность и усидчивость. Но проект на ИКРе можно сделать только в команде и если у студентов не сложилась командная работа, то пиши пропало.

– Как вы работаете над тем, чтобы командная работа сложилась?

– На следующем курсе я планирую ввести дополнительные командные тимбилдинг.

Например, провести веревочный курс со студентами – сначала вывести всех загород, чтобы они научились доверию друг к другу. Ранее были групповые домашние задания и упражнения, постоянная работа с куратором. Студенты делятся на группы и раз в неделю должны встречаться с куратором и обсуждать свой дипломный проект. В идеале такие встречи должны становиться отчасти такими тимбилдинговыми, но это не всегда происходит, так как кто-то не приходит на них или перестает делать свою работу.

– Какой процент студентов отсеивается за эти 4 месяца?

– От 5 до 10 процентов.

– Почему уходят?

– Причины разные. Иногда студент понимает, что у него нет времени учиться на ИКРЕ, не хватает усердия и времени. Кто-то понимает, что он знает все то, что ему рассказывают, кто-то уезжает заграницу.

– В какой степени вы как руководитель программы влияете на то, что делают преподаватели?

– Вся программа ИКРЫ мною утверждена и собрана. На ИКРЕ я курирую всю методологию, назначаю время по блокам, смотрю, чтобы между блоками были нормальные переходы, общаюсь со всеми кураторами, договариваюсь о том, какой материал я хочу донести до студентов. Я очень внимательно отношусь к учебному материалу на ИКРе.

– Сколько новых книг вы читаете в месяц?

– У меня книжные набеги происходят за пару месяцев до начала программы. Например, за пару месяцев до интенсива по креативу я прочитал около 15 книг. Есть профессиональная литература, которую я накапливаю. Я все время слушаю рекомендации о том, что почитать, заказываю литературу и по мере необходимости плотно изучаю ее. Сейчас у меня две темы для изучения, которые мне нужны в работе. Одна – это изучение игровых механик, разработка игр, а вторая – это социология, потому что сейчас изучение базовой социологии может дать большой толчок в развитии креативных методик для социальных медиа.

– Какова Ваша динамика развития как преподавателя? Что Вы понимаете сейчас из опыта, чего Вы не понимали ранее?

– За информационным ветром, который проходит изо дня в день, ты не понимаешь вообще, растешь ты или нет, меняешься ты или нет. Ты просыпаешься утром, идешь, что-то делаешь, потом ложишься спать, снова просыпаешься утром, и тебе кажется, что иногда это такая повторяющаяся рутина. Реальную оценку можно проводить раз в полгода. Когда ты анализируешь ситуацию, ты понимаешь, насколько по-новому ты смотришь на прежние вещи, насколько глубже ты стал понимать свою работу, насколько серьезней ты стал относиться к ней, несколько тебе стало легче делать работу, сколько новых знакомств ты обрел, людей встретил и выпускников увидел.

Сейчас мне очень приятно наблюдать успехи своих выпускников двухлетней и годовой давности. Они ко мне приезжают, рассказывают о себе, говорят спасибо, делятся тем, что у них произошли изменения в жизни. Я просто смотрю, делаю такую ретроспективу. Получается, что ИКРА и преподавание в ней – это всегда поступок, такой маленький рубеж, через который ты проходишь и у тебя что-то новое происходит. За 3 года образовательной деятельности я очень сильно изменился сам. Есть ощущение, что не 3 года прошло, а намного больше.

– Что именно изменилось?

– Изменился подход к моей работе, к людям и общению с ними. С людьми надо делиться информацией. Известно, что в России очень сложно делятся любыми знаниями, секретами, информацией, хотя иногда это смешно.

– Боятся вырастить конкурентов.

– Да, а это полная чушь. Не надо ничего бояться, потому что конкуренты, если захотят, вырастут и без тебя, а вот быть благодарными тебе и воспитать нацию умных ребят, это действительно достойная задача. Соответственно, изменился рабочий подход и отношение к людям. Я понял, что для меня самое главное это не статуэтки, которые я получаю за рекламные фестивали, а люди, которых я обучаю. Мои каннские львы – это люди.

И плюс систематизация знаний, постоянное системное изучение книжек, вопросов, которые меня интересуют, в частности, по креативу. Я работаю креативным директором и мне интересно все, что связано с творческим мышлением, систематизация этого творческого мышления, креативные методики. Я каждый раз читаю что-то новое и удивляюсь, что вот еще какая-то штука, которую я не знал, и я не представляю, когда это все закончится.

Работая в агентстве и не изучая никаких смежных областей, нам кажется всегда, что мы все знаем, но это вообще ошибка нашего молодого современного поколения, от 20 до 35 лет, может быть до 40 лет. Такой, знаете, запоздалый юношеский максимализм, что я все уже знаю: «я могу классно придумывать идеи, я нормально делаю стратегии, я классно управляю проектом», а это вовсе не так. Не все мы знаем, и уровень подготовки специалистов оставляет желать много большего.

И самое страшное в этом не то, что этого уровня нет, а то, что многие люди скептически относятся к изучению смежных областей. Им кажется, что все эти вещи можно делать наскоком. Из-за этого появляется очень много авантюристов, которые начинают на HeadHunter размещать свои резюме, не имея никакого опыта работы, пытаться идти арт-директорами, копирайтерами, продюсерами. Это большая проблема сейчас в воспитании кадров. И я делаю все, чтобы ИКРА была антитезисом к этому тренду.

– Что для вас главное в презентациях?

Очень важно, рассказывая какую-то рекламную концепцию, сопереживать той аудитории, про которую ты рассказываешь. Должно быть видно, что тебя действительно волнуют вот эти домохозяйки, например, которые не успевают готовить еду и которым приходится просто использовать «Кнор» или еще что-то. Ты сопереживаешь молодым людям, которые не умеют знакомиться с девочками и из-за этого пытаются использовать дезодоранты.

Сопереживание позволяет лучше презентовать любые идеи и превращать их в драму, и тем самым рассказывать уже не концепцию, а историю. Такие концепции лучше продаются, потому что когда бренд-менеджер видит, что копирайтер и креативный директор сопереживают той идее, которую они придумали, они начинают в нее верить.

Я очень хорошо отношусь к презентациям, я сам в жизни провел около 300 презентаций на разных конференциях, форумах, событиях, собраниях, ИКРЕ и я очень люблю этот жанр. Я считаю, что от презентации зависит донесение материла. От того, насколько хорошо преподаватель презентует материал и рассказывает, зависит, усвоят его люди или нет.

Я занимаюсь презентациями всю свою сознательную жизнь. Вместо того, чтобы описывать какую-то идею огромным куском текста, я заставляю писать в виде сценария: пользователь сделал, пользователь то-то, пользователь это, получил приз. Такая схема всегда считывается быстрее и легче. Большинство копирайтеров, менеджеров, продюсеров и тех, кто не обладает дизайнерским видением, небрежно относятся к тому, как они структурируют презентацию, двигают заголовки, двигают блоки с текстом.

Я решил выйти из положения, сделав шаблон Red Keds Hand Made в виде большой панорамы нарисованных тетрадных листов. Я их разрезал на кусочки слайдов и собрал в Keynote как единую панораму. Я сделал массу различных шаблонов, нарисовал сначала на листочке стрелочки, плюсики, минусики, отсканировал это все, обрезал, чтобы можно было вот из этого собирать конструкцию, вырезал из журнала буковки, тоже их отсканировал. Я все свои презентации готовлю в этом хэндмейдном шаблоне. Вопрос презентаций меня всегда волновал и с точки зрения как писать, как рассказывать и как оформлять – это такая многосоставная история.

– Какие у Вас планы развития на следующие 10 лет?

– Я хочу сделать ИКРУ самой классной школой, развивающей способности и навыки молодого поколения. Я хочу воспитать нацию сильных, умных, творческих, аналитически мыслящих, планирующих, грамотных людей. Мне очень нравится заниматься образованием и я буду им заниматься.

Беседовала Вера Ковалева, главный редактор портала Как сделать презентацию


TOP