FORGOT YOUR DETAILS?

Психология: эксперименты и идеи

by / Tuesday, 27 December 2011 / Published in Блог редактора

Психология: эксперименты и идеи

Идеи о возможных подходах к решению актуальных задач в области изучения человеческой психики и об интеграции профессиональных и личностных стратегий развития.

Психологию определяют как науку о душе. Когда я просила преподавателей на ф-те Психологии МГУ «тыкнуть пальцем» и указать территориальную дислокацию души (а также психики, сознания и других сложных явлений), ответы были очень разные – в диапазоне от нейропсихологического подхода, который увязывает то или иное явление с конкретной зоной головного мозга до культурно-исторического, который указывает на взаимосвязь между психикой и социальной ситуацией развития индивида. Эта ситуация – только верхушка айсберга под названием феномен человеческой психики. Поговорим о нем подробнее.

Эксперименты

Однажды я принесла одному уважаемому мной профессору ф-та Психологии МГУ свою работу с просьбой посмотреть ее и позволить развивать данную тему. Работа была изучена профессором и возвращена со словами о том, что, во-первых, за 40 лет профессиональной практики такие работы ему еще не приносили, во-вторых, она не вписывается в формат традиционного научного подхода и потому не может быть защищена как диплом, а, в-третьих, я (т.е. автор работы) слишком глубоко в теме и потому мне нельзя (!!!) про нее писать.

Работа описывала ход и результаты многолетних экспериментов, которые я проводила в отношении психики, с ежедневной отчетностью о ходе процесса. В работе был список изученной литературы, теоретические и гипотетические положения, собственные идеи, экспериментальная часть и результаты. Традиционная же работа представляет собой компиляцию цитат из прочитанного в литературе и, в лучшем случае, краткосрочный эксперимент на нескольких выборках. И все.

Я не разделяю принципиальную позицию профессоров Московского университета о том, что ученый-психолог не должен проводить на себе эксперименты. Мое мнение противоположное и состоит в том, что истинный ученый обязан изучать феноменологию работы психического аппарата на себе, так как он является счастливым обладателем этого аппарата.

Предпосылки, на которых основан тезис о жестком вето работы специалиста с самим собой, вполне ясны и обоснованны. Профессионалы знают, что в ряде случаев интерперсональные эксперименты могут закончиться плачевно для самого экспериментатора – вплоть до того, что он перейдет опасную грань, отделяющую ясное сознание от безумия и не сможет вернуться обратно. По этой причине рекомендуется личная психотерапия и не рекомендуется оставаться с самим собой наедине, образно говоря. Во всяком случае – нельзя заглядывать дальше положенного и выходить за пределы зоны комфорта и привычных установок.

Я согласна с тем, что не всякая психическая организация позволяет безопасную работу на сколь угодно глубоких аффективных уровнях и путешествия в разные закоулки собственной психики. Но я убеждена и в том, что ряд ученых обязаны пойти дальше теоретической болтоголоии и позиции наблюдателя в экспериментах.

В связи с этим у меня есть мечта когда-нибудь поручить талантливому студенту-физику или математику из сильного вуза провести такой эксперимент. Получив задание изменить что-то в себе – скажем, одну из фундаментальных интерперсональных установок или привязанностей (в ту или иную сторону), такой студент пойдет это делать, и это будет первый этап. Он попробует разные способы: наврать себе о том, что установка изменена – тут мы надеется честность его перед самим собой: он все-таки должен уметь отличать собственную ложь от истины; пообщается с психотерапевтами; пообщается с психиатрами; почитает литературу; попробует разные препараты и психоактивные вещества. И – если задача поставлена верно, а для этого надо знать этого студента и кое в чем разбираться – то он потерпит фиаско: установка будет по-прежнему неизменной. Этот первый этап займет от нескольких месяцев до нескольких лет.

И вот тут мы предполагаем, что страсть ученого и его глубокий интерес к тайнам мироздания будут позволят ему принять данный вызов. Как известно, к настоящему времени ученые не разработали простых и эффективных технологий по изменению глубинных интерперсональных установок и поведенческих стратегий, реализуемых на многолетних временных горизонтах.

Личность человека – это производная мнололетнего процесса развития индивида под воздействием двух фундаментальных факторов: органики и среды. В этом процессе есть важные сензитивные периоды, в которые формируются или не формируются важные психические функции. И есть сложнейший многоуровневый алгоритм развития личности, разворачивающийся на протяжении ряда лет – строго говоря, развитие человека продолжается до самого момента его смерти.

Столкнувшись с этой поражающей воображение реальностью, с вызовами, которые перед ним ставит феномен его собственной личности и попытки ее изменения, талантливый студент, по моей идее, будет очарован красотой этой непокоренной вершины и с энтузиазмом примется за ее изучение. Успех его занятий будет зависеть от того, хватит ли у него азарта и настойчивости годами биться в закрытую дверь, пробовать что-то, получать отрицательный результат, снова пробовать и снова не получать нужного результата, опять пробовать и терпеть неудачу – пока однажды у него все-таки не получится что-то и он не скажет: «Ага! Вот это получилось так и так».

И если раз в 40 лет такой студент принесет мне результаты своих исследований, описание подхода, процесс проведения экспериментов, найденные в процессе научного поиска данные и сформулированное понимание ряда интрапсихических процессов – то я любой комиссии и совету директоров дам заключение о том, что этот специалист кое-что понимает в феноменологии психической жизни человека – намного больше того, чем об этом написано в книгах.

Разумеется, я поддерживаю традиционную практику проведения научных экспериментов и разделяю логику их организации. Не отказываясь от них, я предлагаю пойти дальше.

Идеи

Психология имеет дело с очень сложной реальностью психической жизни человека, которой пронизана вся культура цилилизации и которой феномен человеческого общества обязан самим фактом своего существования. Без психики не было бы человечества в том виде, каким мы его знаем сегодня.

Сегодня университеты в России и за рубежом дают академические знания и сильную теоретическую подготовку, а практический инструментарий является областью постдипломного образования. Также обязательным условием для практикующего терапевта является прохождение собственной терапии и наличие супервизора.

Это правильная работающая модель. Я вижу следующие области перспективного развития образовательной стратегии на психологическом и других факультетах. То, чего сейчас не хватает, – во всяком случае, в российских реалиях я с этим не встречалась, – это развитие идеи о персональной и личностной ответственности специалиста за то, что он делает и как он живет.

Более того, традиционно наблюдается разделение между системой профессиональных компетенций и личностных предпочтений. Сейчас действует модель «мухи отдельно, котлеты отдельно». На факультетах говорят о прикладных областях знания, теоретических концепциях и практических инструментах. И не говорят о тех, в чих руках будут развиваться эти теории и инструменты.

Вопросы вроде: Кто ты? Что ты? Зачем тебе это все? Каковы твои принципы? Чего ты хочешь? Каков твой персональный кодекс? Как ты собираешься развиваться? Насколько ты честен с собой..? Чем ты живешь? и т.д. остаются за рамками образовательного процесса. Более того, переход на поле личностных предпочтений и установок будет в ряде случаев расцениваться как грубое нарушение границ. И все остаются на более безопасном и рафинированном профессиональном поле.

Но как в психологии, так и в других областях знаний максимального успеха добиваются люди с определенными личностными характеристиками. Сумма знаний или компетенций сама по себе еще ничего не дает. Вопрос в том, какой дирижер управляет жизненной стратегией. И это в университетах не обсуждают, об этом не говорят, не призывают об этом думать и т.д. А если такой разговор и имеет место быть, то зачастую он действительно представляет собой нарушение границ и интервенцию спикера в область личных предпочтений слушателей.

В своем интервью Мария Сташенко высказала мысль про то, что 10 лет назад она наблюдала полное отсутствие инструментов управления проектами в креативной отрасли. Это хорошая аналогия с тем, о чем я говорю: в области эффективных персональных стратегий сейчас тоже наблюдается методологический и инструментальный вакуум. То, что есть, носит точечный характер и не осмыслено в глобальных категориях.

Таким образом, важной областью стратегического интереса университетов является интеграция профессионального и личностного самосознания своих слушателей. Не случайно практичные американцы, смотря в самую суть этой проблемы, сформулировали провокационный вопрос: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?». И дело тут, разумеется, далеко не только в деньгах и финансовой прибыли как меры успешности.

Расширенная версия этого вопроса может звучать так: «Если ты такой замечательный (и умный в том числе), то почему ты не реализуешь весь свой потенциал, таланты, сильные качества, идеи и знания? Почему ты чем-то недоволен? Почему ты не идешь и не берешь то, что ты хочешь? Почему ты не считаешь себя счастливым человеком? Почему ты думаешь, что какие-то ограничения стоят больше, чем твое желание обладать своей мечтой? Почему ты своей жизнью должен заплатить за то, что тебя не устраивает и прожить не такую жизнь, какую хотел бы? Почему ты идешь на компромиссы там, где этого делать не следует?». И так дальше – в духе тех же американских книг про успех с лейтмотивом «если ты чего-то хочешь, ты можешь этого достигнуть».

Кому-то такой подход кажется примитивным и недостаточно глубоким, если принять во внимание всю сложность социальных, межличностных и интерперсональных отношений. Другое дело, что сложность может быть как со знаком минус, и это аргумент в пользу оправдания чего угодно, любой неудачи, так и со знаком плюс, и это аргумент в пользу безграничных возможностей по изменению реальности здесь и сейчас.

Роль интегратора личностного и профессионального вектора развития должны взять на себя бизнес-школы, которые собирают наиболее энергичных, практичных и целеустремленных людей. И, к слову, в бизнес-школах есть предметы, посвященные разным аспектам личной эффективности, мышления и принятия решений.

Задача бизнес-школ – разработать комплексную систему видения и механизм того, как конгломерат вопросов к личности слушателей будет органично сочетаться с требованием к их профессиональным компетенциям. После апробации в бизнес-школах этот подход можно внедрять на различных факультетах университетов.

На выходе такой подход даст более ясно мыслящих профессионалов, с четким видением, с осознанием системы своих преимуществ и пониманием того, на чем именно будет основана их перспективная конкурентная стратегия в выбранной ими отрасли.

Вера Ковалева, главный редактор и руководитель портала Как сделать презентацию


TOP